belussimo (belussimo) wrote,
belussimo
belussimo

ЖЗЛ

Совсем недавно страна, а особенно Петербург, отпраздновала 70-летие Полного снятия блокады Ленинграда. В нашей семье тоже праздник — 9 февраля моей бабушке исполняется 91 год. Поэтому внимание к ее персоне со стороны властей усиливается: везут медали как блокаднице и проднаборы как имениннице. Бабуля встречает их при параде — в самых лучших нарядах. Да и вообще в последнее время, за неимением выхода в свет, она радует себя каждодневно, наряжаясь в многочисленные коффточки, которые приобретает благодаря каталогам и почтовой доставке. И до сих пор не изменяет своей мечте о шубе.

Основную часть своего досуга она проводит, листая каталоги и заказывая новые вещи. Очень волнуется относительно фасона и особенно цвета (к лицу ли ей такой оттенок?). Заказывает, вздыхая: «ну это уже в последний раз». Впрочем, тяга к нарядам проснулась не сейчас, она была всегда. Раньше она носила платья и пальто с норковыми воротниками и шила их у портних. Потому что всегда была дамой с лепными формами, видимо, блокадное истощение изменило обмен веществ, благодаря чему организм запасал и запасал на случай голода и войн. А свою тягу к нарядам бабушка объясняла тем, что цветущая молодость пришлась на военные и послевоенные нищие годы, когда лучшим украшением девушки были кирзовые сапоги. Всю оставшуюся сытую жизнь она пыталась украсить себя и почувствовать женщиной. И сейчас она чувствует себя женщиной, несмотря на хвори. Уход за кожей, волосами, маникюр и педикюр — святое дело. Много лет она проработала старшим кассиром в «ДЛТ», главном универмаге Ленинграда. Это жесткая дисциплина в плане внешнего вида. Бабушка всегда ощущала себя самой красивой и элегантной в любой компании, даже, если другие дамы лет на 20 моложе ее.

Не знаю, блокада ли выковала характер нашей железной леди, или стальной стержень был изначально, но дело было так.

Летом 1941 года в 18 лет бабушка приехала поступать в Ленинградский текстильный техникум из Вологодской области. Поступила, но началась война. Она осталась в Ленинграде, устроилась поваром в школе служебного собаководства, что позднее и спасло ее от голодной смерти. Еще с начала войны в городе ввели продовольственные карточки. Город вступил в войну, имея обычный запас продуктов. Нормы отпуска продуктов по карточкам были высокие, и никакой нехватки продовольствия до начала блокады не было. А 8 сентября замкнулось кольцо блокады, и катастрофическое продовольственное положение стало ясно сразу. Нормы снизили уже 15 сентября. В октябре, как рассказывала бабушка, они с подругами делали вылазки на поля за Московским вокзалом за остатками овощей, а в ноябре наступил уже настоящий голод. Бабушка осталась в туфлях и одежде, в которой приехала летом. Они с подругами предприняли попытку дойти до Ладожского озера, чтобы эвакуироваться, но вернулись, туфли не позволили этого сделать, а морозы в тот год начались рано. Одна добрая женщина дала бабушке кирзовые сапоги своего мужа, в которых она и проходила почти всю лютую зиму. Я спрашивала: а почему нельзя было снять валенки с трупа, они же валялись на улицах? Бабушка ответила: мне и в голову такое тогда не пришло! да и трупы в начале еще быстро с улиц убирали…

Собачья хряпа, которую бабушка варила служебным собакам, помогла ей не дойти до полной дистрофии. Но даже съесть хоть ложку этой хряпы требовало невероятной ловкости и хитрости, потому что за ней следили. А иначе — увольнение, лишение карточки и голодная смерть.

Там, в школе собаководства, бабушка и познакомилась с моим дедом, он работал с этими служебными собаками. Дед был на 24 года старше бабули, у него тогда была жена. Но она отказалась эвакуироваться и умерла в блокаду. Дед тоже был из Вологодской области и, как выяснилось, каким-то образом знал маму бабули. Имея некоторые связи, дед помог ей эвакуироваться на стадии почти полного истощения. Бабушка рассказывала, как она вместе со всеми эвакуирующимися ехала в открытом вагоне для скота с обмотанной простыней головой. Их высадили в Волховстрое и накормили горячей едой. Измученные люди плакали от счастья. Дома бабулю встретила мать, ужаснулась, но имела мудрость не накормить до отвала калорийной пищей.

Потому что много истощённых людей, вывезенных из города, так и не удалось спасти, они умирали, получив большое количество качественной пищи, которая для истощенного организма оказывалась по существу ядом. Несколько тысяч человек умерли от последствий голода уже после того, как их переправили на «Большую землю». Бабушку отпаивали молоком из-под своей коровы.

А через месяц пришел председатель колхоза и сказал, что Шурочка уже достаточно окрепла, чтобы начать работать. Бабушку отправили работать на конюшню ухаживать за лошадьми. Там она особенно полюбила одного коня Буяна, а его отправили на фронт. Но это уже другая история.

В 1944 году приехал дед свататься. Бабушка его не любила, но замуж выйти согласилась из благодарности за свое спасение. Дополнительной опцией к деду прилагалась сирота Тамара, дочка какой-то родственницы первой жены деда, которую он удочерил. Тамаре было 12 лет, а новоиспеченной мачехе — 22. Воспитание великовозрастной падчерицы бабушке давалось с боями. А дед Тамару жалел и всячески баловал, даже больше, чем молодую жену. Поэтому Тамара позволяла себе выкрутасничать и конфликтовать с мачехой. А в 1946 году из-за пожара в квартире бабушка родила недоношенную дочь Лиду, все силы направила на ее выхаживание, поэтому ей стало не до Тамары. Клеймо недоношенности сопровождало Лиду вплоть до ее отбытия на Камчатку по распределению после института. А так — ее кормили с ложки до школы.

Мама моя родилась в 1955 году, несколько не вовремя, потому что дед с бабулей занимались строительством дома. Мама тугим свертком лежала на бревнах, созерцала небо и развлекала сама себя. Мамину дальнейшую нерасторопность в хозяйстве и непонятную склонность к чтению книг бабуля оправдывала двумя понятиями: «поздний ребенок» (деду на тот момент было 55 лет), а отсюда вывод — «на Маринку материала не хватило». Когда мама вышла замуж за моего папу и их семья попала в категорию «молодых перспективных ученых», то у бабули появилась новая характеристика, объясняющее всё — «гнилая интеллигенция».

Бабушка всегда замечательно готовила, быстро, без ухищрений и добавления множества специй, но всегда вкусно. И даже сейчас ее пироги великолепны. Дочери не переняли ее хозяйской хватки. Была некоторая надежда на меня, но я, как плод «гнилой интеллигенции», оправдать этих надежд, конечно же, не смогла.

Есть семейная легенда о кролике. Наверное, мне было лет 10, папа привез кролика, бабушка его приготовила. Я слышала какое-то шушуканье вокруг, а дети всегда чуют взрослые тайны. А потом я услышала спор деда с бабушкой, мол, какая-то это странная курица, и мясо сладковатое. Задав пару наводящих вопросов, я выяснила, что деду нельзя говорить правду про кролика. Потому что в блокаду деда позвал приятель чайку попить и предложил мясо кролика. Естественно, дед удивился, где ж в блокаду можно достать кролика, а приятель сделал загадочные глаза. На прощанье приятель сказал, что съели-то они вовсе не кролика, а собаку Жучку. Так эту историю рассказал дед бабуле, причем дополнил подробностями, как Жучка у него в горле застряла. На что бабуля до сих пор иронично говорит, что при ТОМ голоде не то что Жучки, а и крысы и младенцы не застревали.

Кстати, дед дожил до 94 лет, до самой смерти читал газеты, начиная со статей про политический курс страны и заканчивая последней страницей в виде объявлений о знакомствах, и всегда смотрел программу «Время». Мозг его работал и живо интересовался событиями вокруг. После его смерти мы нашли тетрадку под названием «На случай моей смерти», где было по пунктам прописано, что и как нужно делать именно в этом самом случае. С телефонами и адресами. И самое интересное, что пламенный коммунист просил в качестве памятника установить ему крест.

Бабуля не знала, как нужно оплачивать коммунальные счета и заполнять квитанции. В 70 лет ей пришлось осваивать эту сложную науку.

Впрочем, про деда надо отдельно.

Tags: Блокада Ленинграда
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Паук

    У нас на кухне живет паук Вася. Он передвигается по потолку, питаясь остатками варенья, которое осталось после взрыва банки, которую уронил Андрей.…

  • Мышиный король

    Циники и нигилисты утверждают, что не нужно тешить себя напрасными надеждами и ждать чудес под Новый год или Рождество. Однако моей тетке…

  • Душевая кабина

    Эта душевая кабина мечтала, чтобы ее купили. Как Чебурашка, которого никто не брал. И поэтому кабину решили толкнуть по акции, приятно снизив…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments